?

Log in

No account? Create an account
Весна-лето 2009 года (Продолжение. Начало – здесь .)… - shairman [entries|archive|friends|userinfo]
shairman

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Sep. 14th, 2009|07:51 am]
shairman

Весна-лето 2009 года

(Продолжение. Начало – здесь.)

 

Часть II. ХУДЖАИ-ПОК: зиёратгох

 

Этот кишлак среди жителей Кашкадарьинской и соседней областей (Сурхандарьинской, Самаркандской, Бухарской) известен и привлекателен своими источниками горько-соленых вод и грязей. Расположен между гор, весьма высоко над уровнем моря. Точно не знаю, но дорога от райцентра Дехканабада (50 км), лежащего много выше Карши, всё время идет на подъем, то весьма крутой, то не очень, то едва заметный. Естественный выброс вод из земных глубин настолько велик, что они образуют озеро диаметром метров 30. Оно представлено на снимке 1.
 

1.

 

Ислам-ака утверждает, что глубина озера 75 м. Много позже, уже без него (в первый раз мы через неделю уехали, а потом я вернулся один и пробыл 20 дней), я встретился с аксакалом (седобородым) из Байсунского района Сурхандарьинской области, который убеждал меня, что в советские времена геологи обследовали водоем и измерили глубину: 375 м. Честно говоря, всё советское уже давно стало в Узбекистане легендой, обросло полуправдой и вымыслами (нередко и ложью). Я даже не уверен, что где-то можно найти результаты исследования озера в бытность СССР. И потому я для себя не принимаю ни первой цифры, ни второй. Одно скажу точно, и в том никто не должен сомневаться: за трамплинчиком (на снимке слева, на пару метров вдается в озеро) сразу глубоко (спокойно можно нырять «головкой» с разбегу); чуть дальше – дна и вовсе не достать; а на другой стороне от трамплинчика, а также слева и справа от него, – глубина нарастает постепенно, и «с ручками» в метрах 5-8 от берега. Но главное: концентрация солей воды столь велика, что любой человек, даже такой, как я, которого ни одно из виданных морей не держит (Черное, Балтийское, Персидский залив), может на спине пролежать без единого движения сколь угодно долго. На ум приходит то, что у всех на слуху: Мертвое море. Наверно, и там такая концентрация. И никакой живности, как и здесь. Только по берегам местами проглядываются на дне небольшие колонии мелких водорослей. Наверно, хлорелла.

Поваренная соль – безусловно, главная компонента. Можно не сомневаться и в содержании калиевых соединений: в 5 км от озера возводится узбекско-российско-китайский калиевый завод. Какие еще кислоты, кроме соляной, участвуют в солеобразовании, гадать не берусь. Но скажу: вода имеет сернистый запах, и озеро постоянно пузырится от идущего со дна газа.

Прибрежный домик – раздевалка. Слева от нее чернеет небольшое углубление. Это – «чистый» родник, для полоскания полости рта и горла, а также пития. В первый раз вода мне показалась настолько горькой, что я ужаснулся: как ее пить! А потом пообвык и даже понял, что пить нужно, как водку: залпом отправлять в пищевод. Поэкспериментировал над собой: утром и вечером выпивал по граммов 50. Никаких расстройств желудка. Особо очистительного эффекта я не заметил. Возможно, потому, что организм мой и так достаточно чист. Но большинство «туристов» уверено в целительно-очистительных свойствах воды источника, и каждый из них уж 5 литров увозит с собой, а то и 10, и 20, и больше: люди в основном наезжают группами и на своем транспорте – личном или заказном. О целебных свойствах воды, как уже сказано, судить не могу, но то, что она резко снижает аппетит, – утверждаю. Но при этом чаю пьёшь… Море! И никак не можешь напиться! И что удивительно: жидкость выводится из организма в основном не через почки, а, видимо, кожу. Казалось бы, что при таком количестве чая писсуар – самый используемый аксессуар. Ан нет! В день раза три, не более! Но зато моча у всех становится густо-янтарного цвета и только на «большой земле» через пару дней приходит в норму, светлеет. (Для особо стыдливых или чопорных: не пеняйте мне за физиологические подробности.) Я это счел действием соединений серы: в Худжаи-Пок даже зола от сжигания кизяка (основное топливо, используемое круглый год для приготовления пищи и обогрева помещений зимой) имеет пепельно-желтоватый цвет, похожа на смесь серы и пыли.

Одно безусловное свойство минерализованной воды источника на собственном опыте: хорошо укрепляет десны, постепенно обезболивает их.

«Водоточит» не только родник, но и вся почва вокруг озера, однако основной приток идет, видимо, со дна водоема. Дебита хватает и на поддержание его уровня, и на создание по соседству малого озера (для купания женщин, ограждено бетонной стеной), и на снабжение теплых ванн, и на всякие хозяйственные нужды, и на вывоз «туристами», и даже на образование реки Шурсу (буквально: соленая вода), которая через несколько километров теряется сама по себе.

 

2 – река Шурсу и дома кишлака Худжаи-Пок.

 

3 – В объектив попали оба озера – основное (для мужчин) и производное (для дам-с), а также связь между ними.

 

4 – На этом снимке есть многое. На среднем плане – две природные лечебницы, разделенные стеной: слева – уже знакомая нам женская, справа – мужская. Лунки – это соле-грязевые ванны. Жижа в каждой лунке разгребается кетменем в две стороны и сильно прогревается от солнца. Ее температура в самые жаркие часы летнего дня достигает, пожалуй, 80 градусов. При этом надо ложиться в лунку и постепенно, вручную, приучать свое тело к горячей массе, и только потом позволять рабочему грести кетменем, закапывая тебе ноги, руки, или всего по горло. Иначе приходится выскакивать или, чтобы вынести, орать, что называется, благим матом.

Некоторые, особенно если «по горло», не выдерживают и пяти минут. Я начал с десяти и, прибавляя каждый день по минуте, довел до двадцати. И чтобы было не особенно тоскливо лежать, считал про себя, «отстегивая» секунды и минуты. Прием такой ванны сильно расслабляет: после никак не обойтись без обильного чаепития и 2-3-часового отдыха.

Справа от «мужских» лунок виден водоемчик и идущие от него водные полосы. Это – устройство для нагрева воды от солнца и последующей ее подачи самотеком в ванны (трубопроводом). Вода-то выходит из недр отнюдь не теплой. Скорее, наоборот: в основном озере даже в жару прогревается не выше 17 градусов. Поэтому любителей понежиться в ванне всегда немало: сюда приезжают в основном люди среднего (40-50), старшего (51-70) и преклонного (за 70) возрастов. И, как правило, либо с брюшком, либо и вовсе с пузом. Ходят с трудом, вперевалку, с одышкой. Вот так: сначала калечимся, а потом – лечимся!..

На заднем плане видно извилистое русло сая: весной по нему несутся потоки, летом – пересыхает. Сай – государственная граница, за ним – Туркменистан.

Ближе к зрителю от лечебниц, вдоль длинной ограды, сложенной из камня, расположены бытовые удобства: слева – очаг с вделанными в него тремя 40-литровыми бидонами (источник горячего чая), правее – прямоугольная емкость питьевой воды (привозная), еще правее – бочка с технической водой (соленая, но не настолько, как в озере; тоже привозная, с другого источника).

На переднем плане – хозяйственно-жилищные постройки. Белый домик – это амбарчик (слева) и открытая кухня, где установлены 5 довольно больших казанов. Отдыхающие могут готовить сами, а могут воспользоваться услугами одной из дочерей хозяина всего заведения. Дальше на снимке видна юрта, которую обычно занимают хозяева, но уступают гостям при необходимости, когда больше некуда селить приехавших или когда какая-то из групп проявляет желание экзотики. И, наконец, длинный корпус – это гостиница. Ее задняя часть (ближе к зрителю) представляет собой навес с общим проходом и секциями с матерчатыми перегородками (бязь). Передняя же часть разделена на 7 комнат. Сидеть и спать на земле. Постельные принадлежности (курпача – тонкие матрасики, а также ватные подушечки) – в общем пользовании. Одеял, чтобы накрываться нет. Но их опытные «туристы» привозят с собой: вторая половина ночи, даже в пике лета, весьма прохладна. И еще о климате: летние дни – очень жаркие, но ветра нет только в утренние часы, а потом – свищет постоянно. Это позволяет легче переносить жару. Нередко ветер дует таким образом, что кажется, что находишься под вентилятором, беспрерывно и стабильно работающим.

 

5 – Так люди обитают под навесом. В изолированных комнатах – условия такие же, если не считать, что в них больше стен и есть подобие окон и дверей.

 

6 – Ислам-ака заваривает чай. За ним – гостиничный корпус. Наша комната – самая крайняя слева. Возвышенности перед «номерами» – это супа. На них сидят в вечерние часы: после захода солнца в помещениях становится очень душно.

 

7 – Наплыв «туристов» иногда бывает большим, о чем можно судить по этому снимку. Деньги платятся за жилье, соле-грязевые и водные ванны, еду (если заказывается). Озеро, родник, чай и горы – бесплатны.

 

8 – Это Джуманазар Курбанов, хозяин заведения. Вернее, руководитель: со временем выяснилось, что владелец лечебницы – Кашкадарьинское отделение Международного благотворительного фонда «Олтин мерос» (золотое наследие), а Джума – его сотрудник.

Джуманазару 46 лет, женат, 8 детей (пять дочерей и три сына), младшему из детей 6 лет, два внука (старшая дочь замужем). Предприимчив, хитер и изворотлив. А иначе и не выживешь. Все дети, кроме младшенького и замужней дочери (она живет в другом кишлаке) впряжены в дело, работают усердно, порой даже тяжело, особенно дочери…

 

9 – Наргиза (слева) и Холида – вторая и четвертая дочери Джуманазара. Наргиза – его правая рука в деле и верный глаз. 23 года. Пока единственная из детей Джумы с полным средним образованием: окончила педагогический колледж в Дехканабаде. И удивительно сильная: при росте около полутора метров кошму трясет, вытряхивая пыль, как и мужик средней руки не сможет.

Холиде 19. После 9 класса не училась: продолжить образование можно либо в другом кишлаке, либо в райцентре, либо еще где. Родители, видимо, решили, что не стоит. Как выяснилось при моем втором заезде, Холида пишет рассказы и стихи, артистично декламирует. Девочка, в самом деле, талантлива и внутренне сильно отличается от своих сестер, весьма прагматичных, плутоватых и грубоватых. Ее чтение стихов я даже записал на видео. Какова будет ее дальнейшая судьба? Скорее всего, родители отдадут ее замуж в свой черед (по старшинству – после Наргизы и Хаитгуль). Кажется, нынешнее поколение не собирается плодиться, как старшее. Ну, уж троих-то она произведет на свет! Будет рассказывать им сказки, читать стихи. И десятилетиями будет физически трудиться так же отчаянно, как и сейчас.

 

10 – Холида декламирует (кадры видеозаписей).

 

11 – Здесь справа налево представлены: жена Джуманазара Курбангуль, их младшая дочь Зебиниссо, замужняя дочь Бибисоат, ее дочь и свекровь.

Бибисоат выглядит 15-летней девочкой. Между тем у ней уже есть и 2-летний сын. На ее мужа Джурабека (высокий молодой человек, 185, не меньше) можно посмотреть на снимке 5 (на переднем плане). Мальчик справа от него – Сирожиддин, второй сын Джуманазара (предпоследний ребенок в семье), замечательный человечек и работничек: в свои 11 лет целый день в деле, что и не каждому из взрослых по плечу.

Курбангуль – удивительная женщина, мать 8 детей, мягкая, чуткая и внимательная к людям, строгая и нежная к детям, покорная и беспрекословная с мужем, ответственная в делах, неуемная в трудах. Надо показать и остальных ее детей.

 

 

12 – На этом снимке (коллаж из «вырезок») даю Хаитгуль и младшенького в семье Бакира. Внешне эта дочь, пожалуй, самая симпатичная (на мой взгляд), и она поначалу показалась мне скромницей и даже пугливой. Но со временем мое мнение эволюционировало: каверзности отца более всего именно в ней.

Бакирчик же мне запомнился следующим обстоятельством. Возле дома Джуманазара (в километрах двух от заведения, я поехал из любопытства) на меня намеревался броситься черный пес казахской породы. «Эй!» – грозно крикнул мальчонка, и огромная собака послушно поджала обрезанные уши и хвост и больше мной не интересовалась.

 

 

13 – Осталось представить Эшназара, старшего из сыновей Джуманазара и долгожданного мальчика в семье (после четырех девочек подряд!). В этом году окончил 9-летку в кишлаке. Продолжит образование в Дехканабадском колледже. Всё лето безотрывно и усердно работал в лечебно-гостиничном заведении отца.

Я спрашиваю у Курбангуль: «А как в других семьях дети? Так же трудолюбивы, как ваши?» Она скромно пожимает плечами: «Не знаю». Ясность вносит Холида: «Спят». В смысле, бездельничают. Оно и понятно: в горах Дехканабадского района и в советские времена с работой было туго, мужчины в основном работали вахтовым методом на буровых объединения «Узбекнефтегазгелогия». А сейчас с занятостью и того хуже (ситуация, конечно, несколько изменится с вводом калийного завода). Это Джуманазару повезло. А может, фонду «Олтин мерос» повезло на него: сумел организовать и вести дело, сам без работы не сидит, имеет и водит трактор с прицепами (доставка воды, топлива-кизяка и прочего), впряг в хлопоты семью. Но не потому ли его дети уж больно росточком не выходят, что корячатся с младых ногтей?..

 

Описанная выше лечебница с бальнео- и пелотерапией (водо- и грязелечение) не была бы столь притягательной и дело было бы не столь успешным, если в систему не были бы искусно вплетены духовные и моральные составляющие, а именно: религиозные и ментальные. Здесь издавна существовала могила человека по имени Худжаи-Пок, которого местные жители считали святым: дети такое представление воспринимали от родителей и передавали своим детям. Цепочка не прерывалась и в советские времена. А власти независимого Узбекистана в благородном стремлении реставрировать и вернуть народу золотое наследие прошлого, укрепить его духовность, развить национальное самосознание и гордость взяли эту «цепочку» (здесь и в других подобных местах) в свои руки. Всё это и выполняется через Международный благотворительный фонд «Олтин мерос» (золотое наследие). Приезжающие сюда – это не просто туристы, отдыхающие и лечащиеся, но в первую голову паломники. И вся округа – это не просто источники минерализованной воды, грязи и горы, но освященные прахом и духом великого святого, непреходящей преемственностью и неповторимым величием узбекского народа. Тем паче что могила авлиё (святого) расположена как раз над озером. Кем он был, Худжаи-Пок, в какие годы протекала его жизнь, чем он заслужил звание авлиё, что реально полезного сделал для современников и потомства, – на эти вопросы никто не может дать вразумительных ответов. Но для паломников они и не нужны. Более того, и вопросов названных у них, как правило, не возникает. Они приезжают со своими накопившимися болезнями, заботами и проблемами. Они свято верят, что авлиё, поклонение ему, молитвы при его могиле, а также воды и грязи, непременно дадут, если и не избавление, то облегчение. Заботами фонда «Олтин мерос» могила авлиё благоустроена, над ней возведена усыпальница, а рядом – мечеть. Они и возвышаются над озером на снимке 1. И всё это под именем «зиёратгох» (смысл: святое место для паломничества) закреплено за Кашкадарьинским отделением фонда, которое и является фактическим собственником (решениями администрации области, которые опираются, повторяют и конкретизируют соответствующие документы, принятые в Ташкенте).

 

14 – Могила святого. Паломники в первую очередь приходят сюда, читают суры Корана или выслушивают чтение от другого лица, делают «омин» (движение ладоней сверху вниз у лица, касаясь или не касаясь его) и совершают благотворительность – опускают деньги в опечатанный металлический ящик, поджидающий у двери. А потом уже всё остальное: родники, воды, озера, грязи, чаи, обеды, беседы и прочая…

 

15 – Сотрудник-наблюдатель по зиёратгох «Худжаи-Пок» Кашкадарьинского отделения фонда «Олтин мерос» Келдиёр Амиров с сестрой и племянницей (справа). В кадр попали и паломники.

Женского полу cреди страждущих, пожалуй, всегда больше, чем мужского. Немало и молодиц. Женщины обязательно обходят усыпальницу вокруг, благоговейно касаются древков, обмотанных белой материей, концы которой полощутся на ветру, как стяги, прикладывают их к лицу, оставляют здесь что-то своё (чаще – платки), делают свои завязочки на древках и, конечно же, в мыслях взывают к авлиё и Аллаху. Просят за себя, за близких, за мужа, за любовь, за верность, за детей. Бесплодные молят дать ребенка…

Келдиёр Амиров – мягкий, спокойный, добрый и внутренне порядочный человек. Он же и единственный служитель мечети (мулла). При этом мечеть не имеет регистрации. Местные жители убеждены (кто-то уж постарался в том!), что документировать службу культа здесь никак нельзя: мол, рядом граница. Я же думаю, что собака зарыта в другом месте. Сейчас и мечеть как бы относится к благотворительному фонду – хотя бы номинально и через посредство одного и того же служителя! А зарегистрированная – была бы под крылом Духовного управления мусульман. Которое затем и на зиёратгох положило бы глаз. Со всеми вытекающими!..

Джуманазар Курбанов, как уже проскальзывало выше, тоже сотрудник по зиёратгох «Худжаи-Пок» Кашкадарьинского отделения Международного благотворительного фонда «Олтин мерос», ответственный за грязелечебницу. Ему, ох, как не легко! «Сверху» гости часты: с хокимиятов, с управлений всяких, непосредственное начальство. И всякого приветь, купай, грязуй, согрей, корми, пои, ублажи…

 

16 – Вот так выглядит человек, принимающий пелотерапию.

 

17 – Если лунку в грязелечебнице оставить в покое, то вода в ней очень скоро схватывается солями, как льдом.

 

О природе региона, людях и нравах – в следующей части повествования.

linkReply

Comments:
[User Picture]From: xaxachu
2009-09-14 09:08 pm (UTC)
Замечательный рассказ! И замечательное место!
Это озеро - просто бесценный дар для всех!
В Германии есть Solebad и Termalbad. Оба минеральные источники, только один выходит на поверхность холодный и его нагревают до 36 градусов, а второй горячий, порядка 78 градусов, его надо охлаждать.
Сероводородом пахнет и холодный? Странновато... Но все равно я рада за Вас, что Вы там побывали. Там бы лечебницу построить...
У моих подственников под Херсоном тоже есть такое место, там когда-то геологи искали нефть, нашли слой с водой, поставили большой медный кран... Так местные жителт решили его на металлолом сдать, приехали с автогеном .. только начали срезать.. их обоих кипятком и накрыло. С тер пор начал функционировать этот источник) . Уже тоже озеро образовалась. Вода просто удивительная. Нафталовая... Она омолаживает... Просто чудо..
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: shairman
2009-09-18 12:46 am (UTC)

Позвольте возразить и обосновать "статус-кво"...

Да! Спасибо!

Лнчебницу там строить нельзя! Если по европейским стандартам - цены подскочат в 100 раз, если хотя бы по узбекским - в 10 раз. И почти все, кто туда сейчас ездит, будет лишен этой возможности. И владельцы вкупе с инвесторами обанкротятся. В смысле, что все вложения и труды превратятся в мертвый капитал. Это под Ташкентом возможны цивилизованные (дорогие!) заведения: есть иностранцы, есть местные богачи. Там - невозможны. Иностранцы и богачи туда ездить не будут. Далеко! Да и дорог нет шоссейных!..
Конечно, помогло строительство СП "Калийный завод": положили асфальт, проселочной дороги до кишлака Хулжаи-Пок осталось всего 5 км. Но их завод делать, видимо, не будет...
Но, кроме этих 5 км и капиталовложений в возведение лечебницы и гостиницы, есть масса и других, неподъемных проблем...
Так что, только так, как есть! Пока! Сколько продлится это "пока" - Бог весть...

Кстати, опубликована следующая часть - "Природа": http://shairman.livejournal.com/28636.html
(Reply) (Parent) (Thread)